aviagr

Categories:

"Восьмерки" безмятежности

   Москитное оружие сильно своим синергетическим взаимодействием. Вот например, если бы лесные клещи договорились бы с местными комарами, чтобы те брали бы их с собой в полет и сбрасывали на мохнатых животных — достать через мех которых до кровеносных сосудов коротким хоботком комара нельзя. А после наполнения своего пузика — клещ бы отцеплялся от жертвы-донора и делился бы пищей с комаром-«лошадью». Противопоставить такой взаимодополняющей спарке кровососов животным практически нечего. Но природная жадность и эгоизм пока не позволяют найти «общий язык» неродственным группам насекомых, хотя некоторые типы биосистем из разных видов растений и животных достаточно хорошо известны науке.

   Мы же при создании своих роботизированных устройств ничем не ограничены при реализации их сотрудничества и «бескорыстной» помощи друг другу. Например, для развертывания комплексной противолодочной обороны на дальних подступах к побережью Отечества может быть использовано большое многообразие роботизированных средств (под оперативным наименованием ПЛО «Облава»), эволюционной вершиной которых на данный момент я считаю совокупность качкохода «Мотыль» и подводного планера «Оборотень».

   Что же вдохновило меня наделить данные инструменты титулом самого прорывного технического решения, которое позволит эффективно бороться с вражескими ПЛ в автоматическом режиме постоянно и непрерывно с минимальной нагрузкой на бюджет и высокой боевой устойчивостью? Благодаря уникальной конструкции качкохода «Мотыль» мы получаем в 1,5 раза большую скорость и тягу по сравнению с его аналогом и волновыми глайдерами по смехотворной стоимости незамысловатого полиэтиленового корпуса серийностью миллионных тиражей. А за счет массовости и приспособления части «Мотылей» под рыбную ловлю (либо имитация ее) нам проще будет скрывать «боевые» качкоходы в их несметном количестве снующих туда-сюда дешевых пластиковых «извозчиков». Причем, часть из них могут быть носителями (как и предполагалось первоначально) недорогих гидроакустических датчиков и магнитометров, объединенных в одном пакете, спускаемого вместо рыболовных снастей.

   В то же время, «Оборотень» будет самой совершенной машиной подводного убийства. Его суперчувствительные оптоволоконные датчики смогут определять даже малейшие колебания в толще воды на разных частотах (особенно инфразвуковых!), что при обмене данными (и их анализе, в т.ч. на экипажных кораблях, самолетах, береговых Центрах и т.д.) между разными «Мотылями» (радиосигналами) позволит находить аномалии сверхнизких энергий (т.е. даже АНПА вблизи либо АПЛ за десятки километров от распределенной сети устройств). Образно говоря, мы строим конформную ГАС с минимальным уровнем собственных шумов, что достигается низкой скоростью перемещения (на боевом дежурстве) и отсутствием возмущающих механизмов на носителях. Большую часть питания электроэнергией «Оборотень» будет получать с «Мотыля», оснащенного солнечными панелями и более емкими литиевыми аккумуляторами, по кабель-тросу с оптоволокном для обмена данными.

   Сеть «Мотылей» с «Оборотнями» будет комплексной: с расположением части подводных планеров над «скачком звука», а другой — под ним, чтобы более точно идентифицировать надводные и подводные цели. Также надводная часть комплекса (т.е. «Мотыль») будет предупреждать подводную о приближении каких-либо судов или катеров — чтобы в случае попытки хищения «Оборотень», как ящерица — отбросил свой кабель-«хвост». Аналогично он будет поступать и в случае уничтожения «Мотыля» при начале боевых действий, одновременно включая алгоритмы «Мертвая рука» или «Волшебный пендаль» (для атаки наглого судна-захватчика): надо приучить уважать чужую собственность «некоторую категорию граждан». Не лишними будут и периодические пролеты «Утконосов» для защиты безэкипажного имущества и ретрансляции ГА-данных, накопленных за определенный промежуток времени.

  Эксплуатационное оперирование противолодочным комплексом будет практически идентично рыболовецкому, за исключением ряда деталей, дальности и продолжительности несения службы (я надеюсь, не менее 300км и 30 суток), обратный путь займет несколько больше времени по конструктивным факторам. Самый сложный момент для аналитики — боевое дежурство. Здесь главным ограничением является требование состояния покоя подводного планера («Оборотня») для получения максимальной чувствительности приема ГА-сигналов. То есть, достигнув района дислокации, буксир-«Мотыль» сбрасывает «Оборотня» в пучину волн, одновременно стравливая кабель-трос. Однако его неуемный характер, связанный с простотой и дешевизной привода, не позволит «Мотылю» оставаться на месте или двигаться с равной скоростью с подводным «Оборотнем». Вот здесь и будет использован гениальный маневр — «восьмерка»!

   «Мотыль» ни в коем случае не должен будет передавать значительные колебания на подводную часть комплекса через кабель-трос, а поэтому его нужно всегда будет держать в «провисшем» состоянии до редких моментов необходимости изменения суперпозиции (ввиду течений, приказов «свыше» или разряда АКБ). И вытравив длину кабеля метров 500, ему нужно будет удерживать свое положение относительно «Оборотня», находящегося «где-то там» в 200-300м напрямик. Как неугомонный щенок на поводке, «Мотыль» начнет выписывать «8-ки» перпендикулярно курсу медлительного «Оборотня», навострившего свои многометровые оптоволоконные усы для зондирования океана в поисках трепещущих ПЛ противника. Отработка данного способа движения мысленно понятна, но имеются сомнения в полном отсутствии «подвохов». Это только у женщин все само-собой получается интуитивно, изящно и завораживающе...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded