aviagr

Category:

Бегемотик

Компоновочная схема "Бегемотика"
Компоновочная схема "Бегемотика"

   Малыши у всех животных симпатичные. Даже у носорогов или гиппопотамов. Поиск оригинального названия для собственной техники основывается на аналогах из природы, которая все уже придумала за нас — нам остается лишь скопировать, стараясь не особо исковеркать оригинал.

   Вот и для своей мини-РПЛ я выбрал имя «Бегемотик», потому что это небольшое (по сравнению с существующими) бочкообразное приповерхностно-подводное «существо» без особых амбиций на скорость передвижения или глубину погружения, но при этом «всеядное» и в зрелом возрасте куда опаснее крокодила — средний размер клыков достигает около полуметра, а есть экземпляры и с метровыми. Его пасть раскрывается на 120 градусов при атаке — этим реальный бегемот тоже схож с моей мини-РПЛ, которая аналогично распахивает свои крышки пусковых установок (торпедных или ракетных). В отличие от имеющихся на борту современных ПЛ эти крышки несут еще одну функцию — являясь топливными баками (внешними).

   Как и бегемоту, мини-РПЛ тоже необходимо периодически подниматься на поверхность - для подзарядки аккумуляторов дизель-генератором (унифицированным с «Жужелицей») и прослушивания эфира на предмет получения новых вводных. Сам же он хранит молчание до конца жизни (как пусковой установки) или чрезвычайных (аварийных) ситуаций — все направлено на максимальную скрытность перемещений в зоне боевого дежурства.

   В промежутках между всплытиями (достаточно редкими, ведь ни экипажа, ни активного поиска с большим расходом энергии у него не будет) навигационную и ситуативную информацию для него будут передавать с поверхности моря РПБК, «Балабы», «Полторашки» (в модификации ГА-буя) и прочие элементы. Но никто, даже Главнокомандующий, никогда не будет знать точное месторасположение конкретного «Бегемотика»в заданном районе дежурства, которым может быть и глубокий тыл «вероятного партнера». Таким образом, разделяя компоненты единой системы ПЛО «Облава» на «следящую» и «ударную», мы повышаем ее живучесть и неотвратимость нанесения ущерба противнику в случае его противоправных действий.

   Да, «следящая» компонента безоружна и уязвима (плюс - продажные «правозащитники» не смогут предъявить претензий в ограничении судоходства), но ее уничтожение будет характерным сигналом для «ударной» запустить свои алгоритмы ИИ на подавление вражеских военных морских средств и авиации. Целеуказание для «Бегемотиков» будет непрерывным (до начала вероломного истребления «следящей» компоненты), а последующее изменение координат корабельных групп на большой скорости компенсируется повышенной шумностью данного процесса. Поэтому в отличие от береговых комплексов загоризонтной разведки, патрульной авиации, ДРЛО и спутниковых систем — аналогично уничтожаемых превентивно в первые минуты войны, «Бегемотики» будут из-под воды вести вражеские корабли, обстреливая их при входе тех в зону поражения запасенного оружия. Им могут быть как торпеды, так и ракеты «нормального» диаметра 533 мм, как один из вариантов — ракеты «пистолетного» выстрела «Лом».

   Естественно, подводная «ударная» компонента будет осведомлена (до прореживания «следящей» компоненты) и о наличии большого количества ложных целей, рыболовецких сейнеров и прочих судов, которых нагонят «на убой» борцы за «справедливое» ведение войн и исполнения Конвенций. Поддерживать информированность боевых «Бегемотиков» в оставшееся время будут средства, до этого находившиеся в «спячке» на глубине, да и сами «Бегемотики» будут обладать хорошими ГА-системами.

   Разделение «труда» нами закладывается еще на этапе разработки тактики противодействия, когда мелкие и гражданские суда в зоне конфликта будут повреждаться мини-торпедами с «Полторашек» — чтобы те не служили жертвенным «щитом» (беременными онижедетьми) для вражеских боевых кораблей. Всего-то нужно, чтобы они потеряли ход и отбыли в порты для ремонта. Кто-то скажет, что это наоборот — станет поводом для военного вторжения, но как показывает опыт Персидского залива: кому нужен повод, тот сам его сумеет организовать. К тому же, уже сейчас «демократическими миротворцами» делается ставка на роботизированные суда — ведь в нужный момент вряд ли многие моряки захотят стать «агнецами на заклании», так что даже в правовом смысле там не будет больших моральных угрызений совести.

   Итак, какие же еще конструктивные особенности у «Бегемотика», кроме крышек-баков? Их множество, например, прочный корпус из полиэтилена, который по плотности очень близок к воде (особенно армированный стекловолокном). Это снижает акустическое отражение на границе сред (без использования специальных резиновых плиток) и способствует большему внутреннему рассеянию подводимой ГА энергии (импульсов корабельных ГАК), т.е. снижает заметность в активном поиске. С учетом небольших габаритных размеров дальность обнаружения «Бегемотиков» ГАС противника будет гораздо меньше радиуса действия его оружия.

   Цельный прочный корпус позволит использовать дешевую «гражданскую» аппаратуру/арматуру и нести большую полезную нагрузку. Несмотря на наличие электродвижительной установки, «Бегемотик» будет способен перемещаться и глайдерным способом — планированием в воде. В общем, все усилия направлены на максимизацию срока дежурства (КОН 0,95...0,98) и скрытность при минимуме финансовых вложений в «ракетный ящик», т.е. саму ПУ — в «Бегемотик», как носитель вооружения. Возможна даже продолжительная «спячка» на дне 100-150 м глубины.

   Огромная экономия «москитной» части вооружений состоит в отсутствии средств самозащиты подобных устройств, т.е. ПВО, противопожарных средств, антиторпед, ловушек-имитаторов и прочих зачастую бесполезных приспособлений даже для больших кораблей и ПЛ. Рассмотренные ранее глайдеры «Полторашки» представляют собой самодвижущиеся «коробки» под какое-либо (иногда боевое) наполнение. «Бегемотик» уже размерами по-больше, и его можно важно величать «ракетный ящик», но все равно, стоимость этой «обертки» над ракетами перед самими ракетами — мизерна! Удешевление миниатюрного вооружения (на «Полторашках») еще имеет смысл, т.к. им обстреливаются малозащищенные (а то и вовсе — ложные) цели. Ракеты и торпеды на «Бегемотиках» наоборот должны быть максимально «умными», чтобы оправдать вложенные в них (и построение всей системы ПЛО «Облава») средства — они будут являться тем самым «дамокловым мечом», нависающим над бренной шеей супостата.

   И здесь напрашивается логичное техническое решение об использовании «мозгов» торпед для обработки ГА сигналов, принимаемых внешними ГА-датчиками на «Бегемотике», ведь в эти ЭВМ будут «вшиты» сэмплы (дискретные частоты) шумов вражеских кораблей и ПЛ, алгоритмы выделения полезного сигнала на фоне шумов и ложных целей — в общем, иметь большой самостоятельный «компутер» на борту «Бегемотика» и нет оснований, а две торпеды обеспечат необходимое дублирование. Это сказано к тому, что «москитное» вооружение надо рассматривать как комплекс — и разрабатывать его именно в таком ключе! Ракеты хоть и по другому «смотрят на мир» сквозь прорезь своего прицела, но обладают не менее выдающимися вычислительными способностями — догрузить их переработкой «торпедных» алгоритмов не составит большого труда до отстрела из шахт/торпедных труб.

   Еще одно отличие от существующей дилетантской тактики: распределение вооружения на большем количестве носителей, т.е. всего по «два яйца в корзине». «Москитным» устройствам не нужны мощные двигатели: им не за чем гоняться (у о.Пасхи?!) в «догонялки» со своими жертвами — они их будут поджидать эшелонированной сетью в наиболее приоритетных местах где-то до 1000км от своих берегов, ситуативно наращивая концентрацию при изменении количества средств противника (при его «учениях» и маневрах) вокруг облюбованных им районов — на то она и «Облава», чтобы окружить вражескую «стаю» и перестрелять в «случае чего», как бешеных животных, мешающих мирно жить остальной части человечества...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded